Заказ на Сталина: еще о Катыни


  Заказ на Сталина: еще о Катыни

Иосиф Сталин для многих перестал быть просто историческим деятелем. Он является символом справедливого правителя, который оставил после себя не энергетический придаток, а сверхдержаву. Неудивительно, что его прах до сих пор не дает покоя случайным людям во власти, которых привели в нее шкурные интересы.

В декабре 2009 года в «разговоре со страной» премьер-министр Путин на вопрос о роли личности Сталина прямо указал:

1. «Никто не может бросить сейчас камень в тех, кто организовывал эту победу: если бы мы проиграли, все было бы намного хуже».

2. «С 1924 по 1953 год страна изменилась коренным образом, из аграрной превратилась в индустриальную. Правда, крестьян не осталось, на село все это не имело позитивного влияния».

Но на мемориальных мероприятиях в Катыни Путин вдруг сказал:

1. «Репрессии крушили людей, не разбирая национальностей, убеждений, религий».

2. «Логика была одна — посеять страх, пробудить в человеке самые низменные инстинкты, натравить людей друг на друга, заставить слепо и бездумно повиноваться».

3. «Этим преступлениям не может быть никаких оправданий. В нашей стране дана четкая политическая, правовая, нравственная оценка злодеяниям тоталитарного режима, и такая оценка не подлежит ревизии».

Новая «оценка» уже повторяет логическую ошибку Медведева: «преступления Сталина не могут умалить подвиги народа» (под чьим же руководством?). О либеральном «созревании» Путина свидетельствует его идея о включении в школьную программу «адаптированного» издания «Архипелага ГУЛАГ» А.Солженицына. В конце 80-х годов этот опус стал одним из детонаторов катастрофической перестройки и разрушения СССР, которое сам же Путин (после трагических событий в Беслане) назвал «крупнейшей геополитической катастрофой 20-го века».

Наконец, Госдума (кроме КПРФ) вдруг заявила: «Катынское преступление было совершено по прямому указанию Сталина и других советских руководителей». До сих пор Б.Грызлов, как лидер фракции ЕР, давал взвешенные оценки личности Вождя. Таким образом, все первые лица России «открестились» от своей истории и заявили это от имени народа, который доверил им власть.

«Просветвление» думцев следует рассматривать как либеральный реванш под влиянием «нового мышления» Медведева, которое созрело в недрах Института современного развития (ИНСОРа). Все оттуда: форсированное вступление в ВТО для торпедирования отечественной промышленности и сельского хозяйства, разложение национальной армии, большое желание бросить страну под сапог НАТО (от шествия подразделений «союзников» по Красной площади до российских спецопераций в Афганистане и пропуска военных грузов).

Судить Сталина все равно, что называть
34d5
преступниками Александра Македонского или Чингиз-хана. К этим действиям думцев хорошо подходит изречение В.Черномырдина: «Если чешется, то чешите в другом месте». Других мест сколько угодно, поскольку 20 лет контрреволюции (1991-2011гг.) не стали созидательными в отличие от 20 лет революции (1917-1937гг.).

Либералы обошлись «малыми» войнами и репрессиями, но угробили примерно столько же, сколько записывают на Сталина, если учесть преждевременно ушедших и не рожденных. Ежегодно регистрируется около 20 тысяч убийств, но к этому (для щадящей статистики!) не добавляют многократно большего количества неопознанных трупов и пропавших без вести. Богопротивное насаждение либеральных «ценностей» привело к нравственному разложению нации.

Ненормальное (по западным меркам) расслоение общества по уровню достатка рекрутирует молодых и здоровых в криминал. В патологическом обществе уголовный сектор играет роль регулятора в распределении доходов между гражданами, поэтому борьба с коррупцией не может принести результатов. Деморализация общества в целом порождает беспредел в действиях представителей уголовного мира, граничащий с их принадлежностью к человеческому виду. Под руки убийц попадают и неимущие, но вектор преступлений направлен на отъем или передел собственности, то есть идет гражданская война. Тотальная криминализация отягощается террористическими и профессиональными военными действиями на национальных окраинах, не вписывающихся в западную цивилизацию, где каждый день гибнут люди. Это край, за которым пропасть…

Власть откровенно не справляется и берется за то, что она умеет делать — судить более талантливых и успешных. Вместе с тем наказания за тяжкие преступления над личностью сделали смехотворными. Власти невыгодно, что много сидит — ведь их надо кормить. Если посадить всех, кто нуждается в изоляции от общества, то обрушится государственный бюджет! А у Сталина заключенные приносили пользу Отечеству… Они этим гордились, а мы бездарно распоряжаемся завещанным нам наследством.

За 20 лет мы воспитали поколение, развращенное западными стандартами потребления, поэтому лучшие по состоянию здоровья молодые люди находятся в тюрьмах, а призывать в армию некого. Министерство обороны не теряется -запланировало создание Иностранного легиона, в который будут зачислять желающих из ближнего и дальнего зарубежья. Медведевская модернизация увязнувшей в потребительстве России является утопией, поскольку наука не может быть выгодной. Большую науку не делают предприимчивые люди и рвачи.

До заявления по Катынским событиям многие смотрели на Госдуму снисходительно, прощали ей антинародный крен в законодательстве — все-таки «новая КПСС». Но теперь маски сняты — «избранники народа» покусились на самое святое, что осталось в душе. Это как в религии: «делайте что хотите, только не трогайте Бога». На фоне того, что происходит последние 20 лет, советское время, прежде всего, сталинская эпоха, выглядит если не идеальным, то романтическим временем, временем трудовых и боевых свершений. А символ этого времени — Сталин, поэтому медведевская «десталинизация» — это провокация, направленная на дальнейшее разъединение общества, и правящая партия незаслуженно носит свое имя.

У транснационального капитала нет Родины, поэтому ему на службе не нужны харизматические государственники, будь-то Лужков или Лукашенко. Чем Лукашенко, до сих пор не признавший Южную Осетию и Абхазию, хуже Медведева, который назвал Сталина преступником и, вслед за Геббельсом, возложил на СССР вину за расстрел в Катыни?

В борьбе с «кровожадным монстром» — СССР некомпетентные и ангажированные лапы испачкали нашу историю и исковеркали национальное сознание, что ускорило уход из жизни, по крайней мере, сотен тысяч достойных соотечественников («зря жили»). В качестве государственного был принят флаг торгового флота России (который Петр 1, наклонив голову, срисовал с флага Голландии). Однако лицом царской России всегда был черно-желто-белый флаг многовековой династии Романовых.

Сталинское правление учитывало менталитет русского народа, а власть либералов отторгается как чужеродная ткань. Новой России неслучайно навязали полотнище, «взятое напрокат» Русской Освободительной Армией (армии предателей), которое в 1945 году валялось у подножия Мавзолея вместе с гитлеровскими штандартами. Было важно унизить народ, подрезав ближе к корню его пассионарность. «Горбачевский призыв» и два десятилетия спустя продолжает начатое, чтобы покончить с Россией. Милицию, разложившуюся рыночными реформами, решили назвать полицией, не подождав ухода из жизни людей, для которых слово «полицай» звучало страшнее, чем слово «фашист». Возникает извечный для России вопрос: «А царь-то у нас настоящий?».

«Телеакадемик» А.Лысенко точно прокомментировал недавнее скандальное выступление: «Л.Парфенов сказал то, что волнует всех, особенно тех, кто прожили 1980-1990-е годы, тех, кто активно работали тогда и старались добиться неосуществимой мечты — свободы слова, демократии в России, гражданского общества, то есть того, что, видимо, России противопоказано. Страна исторически просто не знала этого и, такое у меня ощущение, знать особо не хочет». Получается, что сама власть до сих пор не понимает этого и своими действиями в отношении памяти Сталина «рубит сук, на котором сидит».

Отрыв от реальности проявился и в недавнем выступлении президента перед веб-камерой: «Не секрет, что с определенного периода в нашей политической жизни стали появляться симптомы застоя, возникла угроза превращения стабильности в фактор стагнации. А такой застой одинаково губителен и для правящей партии, и для оппозиционных сил». Где стабильность, которая застоялась? Страну лихорадит, и все естественнее воспринимается популярный в уголовном мире тезис: «никому не верь, никого не бойся, ни у кого ничего не проси».

Мы прекрасно помним, благословенное время застоя и типичные преступления, которые тогда совершались: фарцовка-спекуляция, тунеядство, хулиганство (до первой крови, без костодробления), экономические преступления (смешные по нынешним временам). За диссидентскую деятельность обычно привлекали по статье о тунеядстве, изолировали в психбольницы или высылали за рубеж. Социализм при Брежневе стал развитым и гуманным. А Сталин принял страну в эпоху социальных катаклизмов и поступал так, как требовала обстановка — у него руки не дрожали. Но когда хотят размазать по стенке социализм, выбирают сталинскую эпоху. Таков стиль у наперсточников от власти.

В предвоенные годы средняя деревенская семья не имела менее 5-7 детей. Сталин оставил нам в наследство страну с преимущественно многодетными семьями. Еще в 1958-1959 гг. суммарный коэффициент рождаемости составлял в целом по России — 2,6, а в ее сельской местности — даже 3,4. Нынешние коэффициенты рождаемости 1,2-1,3 означают, что в стране господствует малодетность. Поколения родителей не замещаются даже наполовину поколениями детей за счет высокой смертности в трудоспособном возрасте.

Не от хорошей жизни люди уклоняются от участия в переписи (в этом году отказалось 1 млн. и проигнорировало 2,5 млн. человек). В ходе переписи были выявлены тысячи граждан РФ, отказавшихся от замены советских паспортов на паспорта нового образца. Эти люди фактически поражены во всех правах, являются «невыездными», не только за рубеж, но и в другой город (!). А беспаспортные крестьяне при Сталине могли покидать колхозы для учебы, работы в промышленности и службы в армии.

Стыдно клеветать на Сталина, что «крестьян не осталось, на село все это не имело позитивного влияния». Распустив колхозы, государство-правопреемник СССР лишилось качественного генофонда, который сохранял Сталин, ограничивая паспортизацию на селе. До сих пор некому восстанавливать разрушенные фермы, элеваторы, машинно-тракторные станции — рыночные «реформы» превратили сельских жителей в воров и пропойц.

Ограничение потребления, вводимое Сталиным, было справедливым и работало на страну, а не на удовлетворение сверхпотребностей и вывоз капитала за рубеж. Эффективность крупных хозяйств понимал не только Сталин, но и понимают властные структуры новой России, сросшиеся с криминалом. Новая коллективизация, как показал анализ станицы Кущевская, предусматривает внеэкономическое принуждение, которое основано на физическом насилии, осуществляемом специально обученными формированиями.

Капиталистическое обустройство России у нас на глазах делает ее нежизнеспособной. Если раньше проявляли себя только «либералы несогласные», то теперь появились «либералы системные», которые провели «оранжевую революцию» изнутри. Либералы «заказали» Сталина, осознавая, что в «тандеме» нет человека, способного поднять Россию с колен. Развеялись иллюзии, но перед угрозой либеральной диктатуры с внешним управлением остался социальный заказ на личность, подобную Сталину.